Мария Иванова 3 14503

«Зайцы», хамы и бомжи. Экс-кондуктор – об ужасах своей работы

Журналист Мария Иванова несколько дней поработала в автобусе.

Мария Иванова решила на себе испытать, какого это - быть кондуктором.
Мария Иванова решила на себе испытать, какого это - быть кондуктором. © / АиФ

В народе укрепилось мнение, что кондуктор в общественном транспорте – это тучная неухоженная женщина в резиновых тапочках, которая толкается, кричит на весь салон: «ОплОчиваем за проезд», доставляет проблемы пассажирам, да ещё и требует с каждого 20 рублей.

Журналист «АиФ-Прикамье» Мария Иванова (имя изменено – прим. ред.) устроилась на несколько дней кондуктором, чтобы на собственном опыте выяснить всю изнанку этой профессии.

Утренняя гимнастика

Идея поработать несколько дней кондуктором пришла в голову благодаря услышанному на улице разговору двух женщин. Собеседницы жаловались друг другу на то, что никак не могут устроиться на работу «просто кондуктором, где большого ума не надо – ходить по автобусу». Мне стало даже обидно за представителей этой профессии. Не знаю, с чего дамы решили, что это лёгкий труд. В итоге я решила проверить сама, насколько это тяжёлая работа.

Потрудиться мне довелось на одном из самых длинных маршрутов города, что позволило вкусить все «прелести» будней кондуктора. Начать с того, что вставать пришлось в 4.30 утра, ведь выезд на маршрут был назначен на 6.00. Добиралась до парка автобусов на такси. Иначе в такое время суток от моего дома на другой конец города, где меня ждал работодатель, никак не доехать. Но это, конечно, редкий случай, ведь зарплата кондуктора – всего 17 тысяч рублей. В основном, кондукторов привозят в депо на рабочем транспорте, либо они подсаживаются на остановке рядом со своим домом в уже выехавший на маршрут автобус.

Прежде, чем выходить на маршрут, необходимо приготовить кондукторскую сумку с разменным фондом – у нас он составлял 3 тысячи рублей купюрами и монетами разного достоинства. Также в сумке всегда есть запас катушек билетов и специальный лист, где фиксируются данные билетов – для учёта перевезённых пассажиров. Осталось надеть форменный жилет, хотя, по словам водителя, с которым мы работали в паре, этого уже давно никто не делает.

«Считай входящих по головам, так проще будет, – дал он мне напутственный совет, и мы поехали».

На первых двух остановках в автобус зашли 38 человек. Но в тот момент мне было вообще не до математики. Я принимала деньги и отдавала билеты. Для меня главным было не количество пассажиров, а то, как бы не напутать со сдачей. Работать приходилось быстро, считать ещё быстрее. Кроме того, с каждой остановкой количество пассажиров всё увеличивалось, несмотря на раннюю, казалось бы, пору. Вот где пригодилась бы хорошая физическая форма. Протискиваться сквозь толпу народа, придерживая при этом сумку с монетами, чтобы те не рассыпались, одновременно принимать деньги и отдавать билеты – вот уже действительно жуткая работа. Потому что нет привычки. В любом деле нужен навык. Зато я на собственной шкуре поняла, откуда у некоторых кондукторов уже к 10 часам утра плохое настроение.

Во-первых, толкучка и невыспавшиеся пассажиры. Сколько раз я сдерживала себя, чтобы не огрызнуться в ответ на замечание или ворчание! А уж их с самого утра хватало! Я старалась быть приветливой и улыбаться людям, но в ответ было немало негатива. Один пассажир вообще огрызнулся: «Чё улыбаешься, швабра?»

Во-вторых, отдавленные ноги, грязные руки и жажда. Попить и помыть руки хотелось невероятно. Но, увы, удавалось мне только первое. Когда идёт поток пассажиров – не до чистоты.

В-третьих, после активных физических упражнений хотелось просто посидеть и поглазеть на знакомые улицы, я здорово запыхалась после всего-то 3,5 часов работы.

Ну и самое противное – это ругань с пассажирами, которые не хотели оплачивать проезд.

Пассажиры бывают разные

Конечно, это не открытие. Но я, честно, испытала настоящий шок на этой работе. Удивительно было то, с какой наглостью прилично одетые люди не желали расставаться с двадцатью рублями. Раньше я думала, что этим грешат только асоциальные личности. Да ничего подобного! Буквально за 4 часа я раз десять побывала в конфликтной ситуации. Главным аргументом нежелания платить является фраза: «Да я только одну остановку проеду». Причем ладно бы это были дети, а то ведь взрослые люди.

К детям, кстати, я решила относиться лояльно. Просто потому, что однажды сама стала свидетелем сцены, как кондуктор выпихивала из автобуса паренька лет 9, который потерял деньги на проезд. Скинулись мы тогда с каким-то мужчиной и «спасли» мальчика.

Фото: АиФ/ Алия Шарафутдинова

А сколько мне пришлось выслушать откликов про повышение стоимости проезда, хотя это произошло далеко не вчера. Попалась одна милая бабушка, которая, к моему сожалению, ехала до конечной остановки. Она сидела и ворчала, не останавливаясь, буквально про всё на свете. Начиная от того, что «все вы – Ироды», и заканчивая историей про младшего внука, который «учится в музыкальной школе и такой талантливый мальчик». В итоге я буквально сбежала на заднюю площадку автобусного салона под предлогом, что у нас сейчас обед и надо помыть пол в автобусе. Бабуля замолчала, а вскоре мы прибыли на конечную остановку, и она вышла.

Вы знаете, оказывается это так приятно – слышать простое слово «спасибо», когда отдаешь человеку билет!

Не избежала я и истории с мелочью. Давать мелкие монеты в качестве оплаты проезда считается у пассажиров нормальной ситуацией. А вот принимать мелочь в качестве сдачи им почему-то не нравится. Долго я пыталась сдать 20 рублей монетами по 50 копеек и по рублю мужчине средних лет. Он упирался и требовал сдать иначе, более крупными монетами. Да только к обеду кондукторская сумка так оттягивает шею, что никаких сил уже нет носить этот хомут. Поэтому кондукторы и стараются скорее избавиться от мелких денег.

Удивительно всё-таки, что к эмоциональному состоянию и обязанностям кондуктора предъявляют высокие требования. Достаточно почитать должностную инструкцию, да-да, есть и такая. Например, кондуктор обязан на конечных остановках  маршрута   осматривать салон на предмет забытых пассажирами вещей, а после окончания  смены  сдавать  их  диспетчеру  предприятия  под запись. Или организовывать комфортное пребывание людей в салоне транспорта. В обиходе это называется «попросить пассажира уступить место пожилому человеку или женщине с ребенком». Мне за несколько дней работы пришлось дважды буквально отвоёвывать сидячие места для беременных женщин.

Вечерние пробки и пустые улицы

Около четырёх часов после полудня мне удалось немного отдохнуть. Мы остановились на последней остановке и пообедали. С ужасом я ждала вечерних рабочих часов – народ поедет с работы уставший, злой, голодный. Ну и пробки ведь никто не отменял.

Мои ожидания и опасения оправдались – вечером работать ещё хуже, чем утром. Ты и сам устаешь, голова болит, и люди добавляют негатива. Ведь им совсем не нравится, что ты постоянно протискиваешься между ними то в один конец салона автобуса, то в другой. Так и норовят сказать вслед гадость. Лучшее решение в этом случае – абстрагироваться, отгородиться от плохого настроения и постараться не принимать ничего в свой адрес.

Во время пробок, когда водитель старается успеть за графиком, кондуктор становится громоотводом. Об аккуратном и осторожном вождении речи тут не идёт, водитель гонит изо всех сил, а виноват кондуктор… Но с другой стороны, пока мы стояли в пробке, была возможность посидеть и отдохнуть.

Фото: АиФ/ Николай Кривич

За несколько дней работы я осознала сполна, какие ужасные у нас в городе дороги. В кабине водителя все ямы, колеи и явное отсутствие асфальта чувствуются особенно остро. Действительно, начинает болеть голова, когда минимум 14 часов в день ты проводишь на ногах, и при этом тебя постоянно встряхивает.

Самое спокойное время, на мой взгляд, наступает в конце рабочего дня. Даже пьяницы и бомжи, которых раза три заносило в наш автобус на остановках, не портили виды вечерней Перми. В конце рабочего дня мне было уже плевать на вежливость, я была как выжатый лимон и просто выставляла их из транспорта за то, что они отказывались платить. Пока за окном мелькали улица Пушкина, Сибирская, Комсомольский проспект, я ненадолго уснула. А когда прибыли на последнюю остановку, я посчитала выручку, свела с количеством билетов, и оказалось, что я случайно «обдурила» пассажиров на 300 с лишним рублей. Выручку сдали хозяину транспортного предприятия под роспись. Рабочий день закончился около полуночи.

Сказать, что я устала, значит не сказать ничего. Зато теперь труд кондукторов вызывает у меня неподдельное уважение.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (2)
  1. fact7
    |
    20:13
    22.04.2016
    0
    +
    -
    Это со стороны кажется все легко и просто,а на самом деле дела то по-другому обстоят. Я вот в охране работал и все здоровье там оставил.дома неделями непоявляешся плюс к этому приходится работать со спецефическим контингентом. У меня друг тоже считал что работа в охране это плевать в потолок пока сам не поработал. Я вообще считаю что лучше работать на тяжелой работе чем в охране,так как я работал и там, и там и я сравнивал не раз. На тракторе на комбайне,на речных судах,грузчиком. Везде намного меньше устаеш чем в охране. А работу кондуктором я так же считаю тяжелой работой,просто стоит проехать на автобусе и понаблюдать как работает кондуктор,поверте это очень тяжелая работа.
  2. Сергей
    |
    20:49
    24.04.2016
    -1
    +
    -
    Сначала посочувствовал, но под финал статьи чувство жалости напрочь исчезло: "...я случайно «обдурила» пассажиров на 300 с лишним рублей." Неплохая прибавочка к нищему окладу получается за месяц, так что слёзки-то липовые! Конечно, давить зад в офисе куда комфортнее, но кому-то и обслуживать господ надо... .
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что ожидает рубль и криптовалюты?
  2. Как сделать дубликат СНИЛС?
  3. Выплатят ли пособие по рождению первенца за предыдущие месяцы ?

Где вы планируете провести отпуск в этом году?