Регионы «посыпались». Профессор Зубаревич - о прикамской экономике

В прошлом году отечественная экономика взяла пусть и робкий, но курс на восстановление и рост.

Бизнес вкладывает туда, где понимает, что суперконкурентное преимущество, имеющееся у региона, принесёт ему отдачу.
Бизнес вкладывает туда, где понимает, что суперконкурентное преимущество, имеющееся у региона, принесёт ему отдачу. © / Сергей Копылов / АиФ

Пермский край не остался в стороне от общероссий­ских реалий. Падение, которое в Прикамье длилось несколько лет, сменил небольшой подъём производства. Бюджет края стал профицитным.

Но можно ли говорить о кардинальном улучшении ситуации в экономике Прикамья? Как Пермский край выглядит на фоне других россий­ских регионов? Какие барьеры и вызовы сегодня стоят перед руководством Прикамья? На эти вопросы отвечает известный российский экономист и географ, профессор МГУ Наталья Зубаревич.

Падали несильно

По её словам, падение промышленности в Пермском крае в 2014-2016 гг. было не таким сильным, как в целом по России.

«Спад промышленности в Прикамье в этот период составил 2%. Снижение в обрабатывающих производствах тоже было мягче – на 3,5%. А в прошлом году наметился промышленный подъём: по итогам первых десяти месяцев рост производства в крае составил 4,4%. Особенно высокие темпы показала обрабатывающая промышленность: плюс 6,1%. Но этот подъём, как я понимаю, связан в первую очередь с ростом производства в военно-промышленном комплексе и добыче калийных удобрений», – говорит Наталья Зубаревич.

В этом плане показательна история с товарами, которые прикамские производители поставляют за рубеж. Доля продукции несырьевого передела (фармацевтика, сложное оборудование, машины, качественная одежда и т. д.) в экспорте нашего края невелика.

«Доля такой продукции в экспорте Пермского края – в районе чуть больше 5%. Да, задел у региона есть, какую-то продукцию прикамские предприятия поставляют на глобальные рынки. Но конкурентного преимущества в этой сфере у края, к сожалению, нет», – добавляет Наталья Зубаревич.

Впрочем, такая же картина наблюдается в большинстве регионов страны.

Инвестиционная поляризация

А вот с инвестициями в последние годы в Пермском крае складывается плачевная ситуация. Но опять-таки эта участь постигла подавляющее большинство российских регионов.

«С 2013 по 2016 год инвестиции в стране грохнулись на 12%. Но это средняя температура по больнице. Какие регионы не упали? Москва и Питер, которые имеют огромные агломерационные преимущества. ХМАО, Ямал и Тюмень – это главные регионы по добыче нефти и газа. Якутия – здесь открыли новые месторождения нефти и газа. Держатся Татарстан и Башкирия. А вот промышленные регионы Урала и Поволжья в последние годы «посыпались», – говорит Наталья Зубаревич.

Так, инвестиции в Пермском крае в 2013-2016 годы сократились на 27%. Не лучше ситуация у наших соседей: в Свердловской области за это же время они сократились на 20%, в Челябин­ской – на 29,2%. В ПФО ещё хуже обстоят дела в Нижегородской области (-38,6%), а в стране – в Новосибирской (-44,2%) и Кемеровской (-43%) областях.

«На суперконцентрацию инвестиций, когда их притягивают столичные агломерации и главные добытчики сырья, повлиял не только кризис. Это даже не проблема самих регионов. Таково абсолютно рациональное поведение бизнеса в условиях высокой неопределённости и несчитываемых рисков. Бизнес инвестирует туда, где понимает, что суперконкурентное преимущество, имеющееся у региона, принесёт ему отдачу. Поэтому продолжается история с недофининсированием промышленно развитых регионов, где бизнес не видит, как он отобьёт инвестиции. К сожалению, таков тренд», – поясняет Наталья Зубаревич.

В 2017 году ситуация действительно кардинально не изменилась. По итогам трёх первых кварталов прошлого года инвестиции в Пермском крае упали на 7% (по сравнению с 2016 годом). И ещё одна цифра, которая характеризует состояние дел в нашем регионе: на долю Прикамья приходится всего 1,5% от общего объёма инвестиций в нашей стране.

Эта ситуация усугубляется тем, что большинство регионов, и наш край в том числе, не в состоянии существенно поддерживать бизнес из своих бюджетов.

«В Пермском крае слабые инвестиции из казны. В 2016 году расходы на национальную экономику (инфраструктура, транспорт, дороги и т. д.) в Прикамье составили 14%. Это низкая доля, и этого мало для ускорения развития. Беда Пермского края – в том, что он живёт по системе изъятия доходов. Например, в федеральный бюджет уходит вся нефтяная рента. При этом взамен регион получает очень мало из центра. Кстати, душевые доходы бюджета Пермского края в 2016 году ниже средних по России, в ПФО по этому показателю Прикамье находится в середине. Та система бюджетных отношений, которая сейчас сложилась в России, невыгодна Пермскому краю. Зато ваш регион низкодотационный. С одной стороны, это плохо. С другой – лучше быть чуть беднее, но свободнее», – считает Наталья Зубаревич.

Беда Пермского края – в том, что он живёт по системе изъятия доходов. Например, в федеральный бюджет уходит вся нефтяная рента. При этом взамен регион получает очень мало из центра.

Адская задача

Наталья Зубаревич выделяет некоторые плюсы в бюджетной политике нашего края. Это и минимальная долговая нагрузка, и наличие профицита (за первые десять месяцев 2017 г. он составил +6%). Доходы краевого бюджета в январе-ноябре 2017 г.ода выросли на 9% (в России на 8,5%), а расходы – на 5,5% (в стране на 7%).

Впрочем, даже в этом некотором благополучии есть подводные камни.

«По 2017 году бюджет края выглядит неплохо. Видно, что ресурсов стало немножко больше. А когда нет дефицита и большого долга, то региону меньше выкручивают руки. Это позволяет совершать некие манёвры и брать риски на себя. Но руководству региона придётся решать адскую задачу. За последние годы бюджет края превратился в смесь социальных расходов, на которые приходится львиная доля, и чуточку на остальное. Приоритетные сферы по расходам – соцзащита (в январе-ноябре 2017 г. их доля в краевом бюджете – 26%, тогда как в среднем по России – 22%) и образование (в крае – 32%, в стране – 26%). Да, повышенное финансирование образования – это правильно и хорошо. Но всё-таки общая доля соцрасходов в бюджете региона – 71% (в России – 58%). Прикамье в этом плане стоит рядом с Чечнёй. Что же получается? Почти всё съедает социалка, на экономику мало что остаётся, долгов нет, бюджет профицитный – и как тогда развиваться? Если регион хочет развиваться, то нужно больше инвестировать в инфраструктуру, развитие бизнеса и т. д. Но тогда властям придётся делать манёвр ресурсами. И это трудный вызов. Даже сверхтрудный – в условиях особого надзора со стороны прокуратуры, следственного комитета и других компетентных органов «управления» экономикой», – резюмирует Наталья Зубаревич.

Почему не покупаем пермское?

Вице-президент Торгово-промышленной палаты края Елена Гилязова:

«В экономике нашего края высока доля федеральных игроков: большинство предприятий, которые сегодня работают в регионе, не пермские. И центры принятия решений и прибыли часто находятся за пределами региона. А это не очень благоприятно сказывается на экономике Прикамья. При этом со времён СССР (делалась ставка на ВПК) нам досталось наследство, когда основное внимание уделяется сектору B2B (с англ. – бизнес для бизнеса). Тогда как рынок B2C (с англ. – бизнес для потребителя) в нашем крае не очень развит. Хотя его ёмкость в крае, по данным Пермьстата, – 655,4 млрд рублей, и здесь проще стартовать малому и среднему бизнесу. Но он сталкивается с трудностями. В том числе это неумение слышать потребности и искать ниши, необходимые потребителям, а также продвигать и продавать свою продукцию. И конечно, нелояльность потребителей к продукции своих производителей. Недаром мы сталкиваемся с тем, что качественная продукция, производимая пермскими предприятиями, имеет торговые марки, которые создают иллюзию, что товар выпустили за рубежом. Поэтому нужно создавать условия для развития сектора B2C в крае, моду на товары и услуги от прикамских компаний».

В экономике нашего края высока доля федеральных игроков: большинство предприятий, которые сегодня работают в регионе, не пермские.

Межбюджетная угроза

Губернатор Пермского края Максим Решетников:

«Действительно, многие годы недостаточно инвестировали в инфраструктуру края. Поэтому в 2017 году мы увеличили долю инвестиционных расходов в бюджете региона (равна 8,4%. – Авт.). И будем дальше наращивать, в том числе расходы на строительство дорог, поликлиник, школ и других объектов. Потому что никакой бизнес не будет вкладывать в регион, который сам в себя не инвестирует.

Да, к сожалению, в межбюджетных отношениях налицо тренд в сторону уравнивания регионов. И это происходит за счёт того, что у части регионов, в том числе нашего, отбирают ресурсы. Это крайне неблагоприятно не только для Прикамья, а вообще для страны. Потому что лишает потенциальные точки роста, которые должны удерживать в целом экономику России и людей в своих регионах, ресурсов развития. В этом году дотации из федерального бюджета урезали на 2 млрд руб. Депутаты Госдумы приняли решение об отмене дотаций в 2019 году. Будем бороться, чтобы этого не случилось. Для края это существенная угроза. При этом, конечно, стратегию развития края строим в опоре на свои силы, пусть и в таких неблагоприятных условиях».

Кстати

Преимущества Пермского края
■ Индустриальный потенциал
■ Бюджетная стабильность
■ Приоритет расходов на образование
■ Немного выше доходы жителей, чем по стране
■ Есть крупный центр – Пермь

Барьеры
■ Проблема инвестиций
■ Бюджет края невелик и не ориентирован на поддержку экономики
■ Невысокий уровень образования городского населения
■ Проблемы городской среды и бюджетных ресурсов Перми.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Ремонт набережной продолжат?
  2. Заплатят ли присяжным заседателям?
  3. Когда выпрямят трассу до Большого Савино?

Ощущаете ли вы на себе кризис?