Анна Соколова 0 51

Людмила Петрушевская: «Прадед не разрешал мне учиться читать»

Накануне Пермской книжной ярмарки известная писательница дала интервью

Сегодня, 20 июня, в рамках фестиваля «Белые ночи в Перми» открывается книжная ярмарка, куда приглашены самые видные литераторы страны. Среди них и Людмила Петрушевская, известная писательница, драматург, а теперь и певица. Людмила Стефановна поделилась с журналистам «Аргументов и фактов» о том, кто сейчас пишет для детей и своём новом проекте «Литературное кабарэ».
«АиФ-Пермь»:  Кто же сейчас пишет для детей и есть ли перспектива появления в России новой Агнии Барто?
Людмила Петрушевская: Мои дети и внуки знали только про Таню и мячик. Остальное были сказки Пушкина и Чуковского, Житкова, Сетон-Томпсона,  Бианки, Сутеева. Целый шкаф уже сорок с лишним лет служит всем.
«АиФ-Пермь»: На кого сегодня ориентироваться детям, ведь героев сейчас нет ни в книгах, ни в кино? А если и есть, то понятие героизма сильно искажено.
Л.П.: Мода - она ведь всегда проходит, это ее свойство. И вроде бы остается классика. Но родителям некогда читать вслух, и они сажают малышей смотреть мультики. Так что герои у малявок - все эти быстродвижущиеся, с невнятной речью персонажи. И теперь у подростков мелькание звуков, бульканье вместо разговора. В роли запятой выступает слово «блин», а то и просто первые его буквы.
«АиФ-Пермь»: Но ведь есть выход?
Л.П.: Лучше ставить малышам записи старых детских радиоспектаклей – «Маленького принца», к примеру, «Музыкальный магазинчик», «Кошкин дом». Это школа великолепного русского языка с гениальным произношением. Или просто прокручивать им диски со сказками, таких много сейчас.  И они будут под это чтение рисовать или играть.
«АиФ-Пермь»: У современных детей другие ценности, потребительские…
Л.П.: Возможно, что это все заложено в самих родителях и бабушках-дедушках. Хотя случается, что потомок вдруг выбивается из общего ряда - какая-то далекая наследственность. И наоборот. У совершенно приличных и строгих родителей рождается нелюбимый мальчик, неряха, крикун, егоза, недоросток: Пушкин. Процент гениев невысок, но постоянен.
«АиФ-Пермь»: Оправдана ли цена переиздания, в том числе, и детской классики? Меняется ли содержание и восприятие от качества бумаги и типографской краски?
Л.П.: Бесценное сокровище - оно и есть таковое. Правда, переиздают сейчас классику как-то с вырезами и люрексом. Покупательницы - мамочки и бабушки - хлебнувшие учебников в твердых переплетах, требуют стразов.
«АиФ-Пермь»: Однако стразами плохую литературу не прикроешь. Как научиться разбираться, понимать где литература хорошая, а где плохая? Как привить детям вкус к чтению?
Л.П.: Это тайна тайн. Как несовершенному созданию дать понятие о прекрасном? Но у меня был собственный опыт: мой прадед не разрешал учить меня читать. Категорически! Я тайно научилась по газетам в 5 лет. Мой старший сын до второго класса не желал читать. Я взяла с собой на дачу дочку подруги. Она мусолила, читала напоказ, как приличная девочка, книжку «Пеппи длинный чулок» и демонстративно ею дорожила. Кирюша  обратил внимание на сей драгоценный предмет. Но Танечка не давала ему книжку, даже когда прочла. Подруга приехала купать дочку в субботу, и очень просто книга была мне отдана. Кирюша схватил ее, скрылся в кустах и вышел уже страстным читателем. Подобный эффект описан в «Томе Сойере», глава насчет забора. У следующих моих детей такого случая не было, и они до сих пор не читатели. Но они слушали музыку!
«АиФ-Пермь»: Наверное какую-то особенную?
Л.П.: Ну, конечно, не ту, что я. Слушали поп-эстраду. И я пошла на хитрость: купила в Америке альбом в четыре диска, американский джаз 40-60 гг. Привезла, вручила всем подарки, указала на альбом и сказала: вот это не трогать! Не слушать! Это единственное, что вам запрещено. Только мое. Уже через два дня диски были растащены. У них начался этап  классического джаза. И если старший мой сын коллекционирует и слушает старую оперу, то младшая дочь стала профессиональной исполнительницей фанк-рока, пишет музыку и тексты, ник Смитана, у нее группа «С.L.O.N.E». А средний, Федя, обожает бразильскую музыку, пишет книги, устраивает выставки и  перформансы по всему миру.  Директор государственной галереи на Солянке.
«АиФ-Пермь»: Ваше «Литературное кабарэ» - тоже своего рода хитрость, чтобы привлечь к чтению книг нечитающую аудитории?
Л.П.: Для меня это новый формат жизни. Vita nova. Я как-то говорила о том, что японские мастера акварели, достигшие некоего результата, вдруг останавливались - и начинали писать левой рукой. Потому что, думаю, их гнала вперед скука автоматизма. Когда человеку что-то легко дается, он начинает искать, как ни странно, трудностей. Мне было очень тяжело выйти на сцену, меня буквально вытолкнули - во время театрального капустника надо было спеть песенку. Эффект был неожиданный – театральный народ вытаращился и захлопал. Мне сходу предложил сниматься в кино великий и почти подпольный режиссер Рустам Хамдамов. И на своем ближайшем творческом вечере, в театре Камбуровой, я спела, уже специально и под оркестр, четыре старых песни на французском языке. Это, оказывается,  записала команда с телевидения. Приезжаю на книжную ярмарку в Черногорию – люди на улице мне улыбаются. Спрашивают, буду ли я петь. Я ничего не могу понять… Человек  на улице говорит – выпейте со мной чашечку кофе. Я чувствую себя как Хлестаков – что происходит? Идем в кафе. И тут выясняется, что недавно тот мой вечер транслировался по местному телевидению…
«АиФ-Пермь»: И вам последовала масса предложений…
Л.П.: Да, сразу предложили спектакль в местном театре, две книги в издательствах. Мало того, ярмарку должен был открывать министр культуры – но вдруг сказали, что открывать буду я. Короче, я вернулась ошеломленная. И когда меня пригласили выступить, как обычно, с чтением, то обратной дороги уже не было. Мне быстро собрали оркестр, и локомотив поехал… Я начала писать песенки – и тексты как переводы старых французских, немецких, польских, английских шлягеров 20 века, и уже собственные, со своей музыкой. Пошли концерты, выпущен был диск «Не привыкай к дождю» тиражом в 100 тысяч экземпляров, внутри журнала «Сноб», мы получили музыкальную премию года «Золотая Горгулья». И замелькало – Ленинград, Будапешт, Одесса, Красноярск, опять Питер, Нью-Йорк, Дубна, Лондон, Хорватия, Ижевск, Таллинн… Сейчас выходит следующий мой диск, «Ночной автобус», теперь его тираж 70 тысяч, снова в летнем номере журнала «Сноб».
«АиФ-Пермь»: И вот вы в Перми…
Л.П.: Ах, Пермь, золотая Парма. Правда, после гастролей в Таллинне меня сразил жестокий грипп, голос пропал. Говорю басом. Но слушать можно в Интернете, там и «Старушка не спеша», и остальные вещи. Захочет ли человек, услышавший мои песенки, прочесть этого автора? Захочет ли мой читатель слушать эти песни? Это ведь как полюса – серьезная литература, драмы, романы, поэмы, чернуха… И свинг, боса-нова, вальс-бостон. Сказки, новеллы, страшные былички, стихи  – и баллада, рок-н-ролл, слоу-фокс...
Но я рада всем, кто меня читает и слушает.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда выпадет снег в Пермском крае?
  2. Какие продукты подешевели в сентябре?
  3. ОРВИ идёт на спад?

Как вы оцениваете состояние пермских дорог?