Как утекают бюджетные деньги? Скандальные истории о госзакупках

Владимир Колокольцев, глава МВД России, заявил, что коррупция в нашей стране процветает в сферах госзакупок, строительства, здравоохранения, а также содержания автомобильных дорог. Интересно, а как дела обстоят у нас, в Пермском крае?

Александра Горбунова / АиФ

Наш регион - не исключение. В Прикамье чиновники также любят и практикуют «заточку» аукционов под конкретный товар или фирму-поставщика. А компании, не стесняясь, сговариваются. Картельный сговор особенно сподручнее, если его патронирует высокопоставленный министр. В общем, и чиновники, и компании нередко на полную катушку используют уязвимые стороны ФЗ-44 (Закон о контрактной системе), надеясь, что в том огромном потоке госзакупок, которые есть сегодня, контрольные органы пропустят нарушения и коррупцию. 

Нашумевшие и скандальные истории, связанные с госзакупками в нашем крае, - в обзоре «АиФ-Прикамье».

Кто покупает бензин по цене 45 руб. за литр?

Одно из частых нарушений, которые допускают организаторы аукционов или конкурсов, - это когда техническое задание пишут под конкретный товар или производителя.

Нередко этим грешат медицинские учреждения. Вообще, здравоохранение - ещё одна сфера наряду с дорожной и строительной отраслями, где чаще всего нарушают правила проведения госзакупок. Причём эти нарушения дорого обходятся бюджету.

Один из ярких примеров - госзакупка Пермской краевой клинической больницы, которая в апреле 2016 г. объявила аукцион на покупку комплексов выхаживания новорождённых. Указанные в документах характеристики товара соответствовали только детским инкубаторам японского производства Incy I. Правда, краевая больница указала эквивалент товара - бразильский комплекс Vision Advanced 2286. Но вот незадача: он не зарегистрирован в России, поэтому его нельзя применять в нашей стране. Также смутила пермских антимонопольщиков и высокая цена за товар.

«Цена контракта была около 9,5 млн руб. Смело могу сказать, что порядка половины этой суммы составляла бы прибыль победителя аукциона. Если бы заказчик - краевая больница - не «заточила» документацию под конкретного производителя, то стоимость контракта могла бы быть в разы ниже. Есть аналоги (например, американского производства), которые на 50% дешевле заявленной в аукционе цены. Это к вопросу об эффективном управлении бюджетными деньгами и экономии, которую можно получить даже не на этапе проведения торгов, а ещё на стадии правильного обоснования цены контракта. Эти деньги могли пойти на развитие больниц, повышение качества медицин­ских услуг», - говорит Антон Удальёв, и. о. руководителя Пермского УФАС России.

Примечательно, что после того, как Пермское УФАС выдало предписание об отмене аукциона, повторную закупку детских инкубаторов больница так и не объявила.

Тема эффективных и прозрачных расходов в медицине действительно больная. По этому поводу на недавних публичных слушаниях по трёхлетнему краевому бюджету даже посетовал Геннадий Тушнолобов, председатель правительства Прикамья.

«Все помнят, какой поднялся шум в защиту главврачей пермских больниц, у которых истекли контракты. А я лично в 30 больницах участвовал в балансовых комиссиях. И находил, например, 92-й бензин, который списывали по 45 (!) руб. за литр. И ещё многое другое находил. А какие зар­платы видел! Но говорить о них не буду, а то вы все загудите, узнав суммы», - обратился к участникам слушаний Геннадий Тушнолобов.

Отчего сорвался корпоратив в Осе? 

У властей Осинского района новогоднего карнавала не будет. Точнее, корпоратива за бюджетный счёт. Как мы уже писали («АиФ-Прикамье», № 47), глава района вознамерился 21 декабря провести новогодний приём. На угощение 80 гостей объявили аукцион за 100 тыс. руб. Но на эту госзакупку обратили внимание общественники.

Поднятый ими шум возымел действие: осинские власти пошли на попятную и отменили аукцион. Так что теперь гулять им придётся на свои. Впрочем, может, найдутся и мягкосердечные спонсоры, которые оплатят им корпоратив. Например, в счёт будущих госзаказов.

Если мода на новогодние корпоративы за народные деньги уходит, то любовь чиновников и руководителей бюджетных организаций к дорогим иномаркам не проходит, нет. Хотя после череды скандалов в прошлые годы они стали умнее: теперь в аукционах на покупку или аренду люксовых машин обязательно есть эквиваленты.

Впрочем, не всегда. Так, в прошлом месяце администрация Очёрского района задумалась о покупке чёрного седана за 1,5 млн руб. и провела открытый аукцион на его поставку. 29 ноября комиссия подвела его итоги и признала победителем фирму «Терра-Моторс», единственную, кто подал заявку. На первый взгляд, вся закупочная документация в порядке, и аукцион провели без видимых нарушений. Но наших экспертов смущает один момент: в техзадании заказчик указал, что объём двигателя у автомобиля должен был быть не менее двух литров с системой VVT-i. И вот ведь какой казус: за аббревиатурой VVT-i скрывается «система сдвига фаз газораспределения двигателя внутреннего сгорания», запатентованная фирмой «Тойота». Таким образом, исключается эквивалент, потому что двигатели с системой VVT-i используются только на автомобилях этой марки. Наше издание отправило запрос в Пермское УФАС, которое проверит, были ли нарушения при этой закупке.

По душе, видимо, тойотовские седаны и властям Уинского района. Они разместили аукцион на покупку тёмно-серого седана за 1,7 млн руб. Под заявленные параметры вполне подпадает «Тойота Камри». Здесь аукцион также не состоялся, потому что только «Терра-моторс» подала заявку. И комиссия рекомендовала заключить с этой фирмой контракт.

В чём можно схитрить до аукциона?

Вообще изворотливость чиновников не знает границ. Летом на этой ниве отличилась администрация Юсьвинского сельского поселения, которая объявила аукцион на выполнение проектно-изыскательских работ и экспертизы проекта по строительству очистных сооружений.

Всё бы ничего, но ранее юсьвинские власти заказали за 20 тыс. руб. у ижевской компании ООО «Альянс» архитектурный проект на строительство этих очистных сооружений. Так как речь шла о сумме до 100 тыс. руб., конкурс на разработку архитектурного проекта не объявляли. Но весь фокус вскрылся, когда запустили аукцион на проектно-изыскательские работы стоимостью уже 4,5 млн руб. В требованиях власти Юсьвы указали, что исполнитель должен обладать правами на подготовленный ранее архитектурный проект.

«При этом администрация поселения, заказав архитектурный проект, сама себя ограничила в правах на него. Исключительные права остались за разработчиком - «Альянсом». Понятно, что победить в аукционе могла только ижевская компания, другие поставщики просто не имели шансов. Поражает такая уникальная изворотливость наших чиновников, которые формально, с точки зрения закона о контрактной системе сделали всё вроде бы правильно. Но забыли, правда, изучить Гражданский кодекс РФ, где даётся понятие исключительных прав и т. д. В итоге аукцион мы отменили по жалобе одной из пермских компаний. И такая ситуация не единичная. Почему у нас порой получается безумная стоимость по обслуживанию программных продуктов для разных органов власти и бюджетных организаций? Потому что сначала они закупают какой-то недорогой программный продукт у конкретного поставщика. А затем вынуждены у него же приобретать дополнительные программы. Потому что только они совместимы с изначально купленным продуктом, - поясняет Антон Удальёв.

Как обход министра под монастырь подвёл?

Если осинские чиновники лишились новогоднего банкета за счёт налогоплательщиков, то Алмазу Закиеву многострадальный аукцион по строительству обхода Чусового уже стоил кресла главы краевого Минтранса. А может стоить и свободы.

Скандальная эпопея с этими торгами началась ещё в прошлом году на стадии подачи заявок. Аукционная комиссия отклонила предложение ЗАО «Уралмостострой» (в него входит пермский филиал «Мостоотряд-123») и допустила к участию в торгах ООО «Уренгойдорстрой» (Новый Уренгой) и ООО «Мостострой-12» (Тюмень). Осенью 2015 г. комиссия дважды признавала победителем тюменскую фирму, которая предложила возвести обход Чусового за 1,934 млрд
руб. При этом начальная (максимальная) цена контракта равнялась 1,944 млрд руб.

Однако Арбитражный суд Пермского края отменил итоги аукциона, удовлетворив иск пермского «Мостоотряда-123». А в апреле 2016 г. антимонопольщики доказали факт картельного сговора между «Мостостроем-12» и «Уренгойдорстроем» на аукционе. Обе компании оштрафовали на 11,7 млн руб. Ещё один примечательный факт: «Мостострой-12» сменил юридическую прописку в Новом Уренгое на Тюмень всего лишь несколько лет назад.

«Нас сразу же удивило, что участники аукциона фактически не торговались. Сначала «Мостострой-12» снизил максимальную цену контракта на 0,5%. После чего «Уренгойдорстрой» сделал лишь попытку шага, уменьшив начальную цену на одну копейку. В итоге победила компания из Тюмени. Отсутствие реальных торгов очень странно, особенно если говорить о таком крупном заказе. Также нас смутили одинаково составленные заявки участников, в которых даже ошибки были те же самые. Наконец, мы выяснили, что накануне аукциона тюменская компания перевела «Уренгойдорстрою» деньги, необходимые для обеспечения заявки», - рассказал Антон Удальёв.

В июле этого года провели очередной аукцион по строительству обхода Чусового. И его снова выиграли тюменцы, предложившие построить его за 2,106 млрд руб. Заявку «Мостоотряда-123», который готов был возвести обход на 10,7 млн руб. дешевле, комиссия отклонила под предлогом того, что пермская компания предоставила неполный пакет документов. ФАС России снова отменила итоги конкурса, усмотрев нарушения и в документации победителя. Сейчас тюменская компания оспаривает эти решения антимонопольщиков в судах.

Ну, а в октябре сотрудники краевого ФСБ пришли за главой Минтранса Алмазом Закиевым. Задержанного экс-министра обвиняют в лоббировании интересов и консультировании того самого «Мостостроя-12». Против него возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями лицом, занимающим государственную должность субъекта РФ»). Во всей этой истории добавляет перцу тот факт, что Закиев до приезда в Пермский край много лет возглавлял управление автомобильных дорог Тюменской области.

12 декабря пройдёт уже четвёртый аукцион по строительству обхода Чусового. Однако победитель всех предыдущих торгов «Мостострой-12» в нём участвовать уже не сможет. На прошлой неделе УФАС включило эту компанию в реестр недобросовестных поставщиков на два года. Тюменские дорожники нагрешили в Частинском районе. Год назад «Мостострой-12», будучи единственным участником аукциона, заполучил контракт на реконструкцию автодороги «Частые - Бабка» на сумму более 282 млн руб.

«Компании выдали аванс в 45,9 млн руб., однако «Мостострой-12» нарушил все сроки: за полгода выполнил работы всего на 5 млн руб., ничего, по сути, не сделав», - пояснил Антон Удальёв.

Что нужно доработать в законе?

Александр Григоренко, депутат Заксобрания Пермского края:

«Любой даже очень тщательно прописанный закон можно обойти. Что, собственно, и делают у нас в случае с законом о контрактной системе. Причём чаще всего, на мой взгляд, это делают не предприниматели во время торгов, а сами заказчики - при формулировке условий конкурса, аукциона и т. д. Поэтому главные усилия нужно направить на искоренение коррупции в органах государственной и муниципальной власти. Поэтому доработка и поправки в ФЗ-44, которые в первом чтении приняли депутаты Госдумы, важны, но это не должно стать единственной мерой. Безусловно, очень важно, что собираются ввести запрет на участие в торгах для отдельных категорий предприятий и физлиц (в частности, поправки запрещают участвовать в госзакупках тем предприятиям или лицам, которые имеют судимость по экономическим преступлениям, а также из-за дачи или получения взятки.- Авт.). Но акцент при доработке ФЗ-44 следует сделать на упрощение конкурсных процедур, чтобы сделать закон более простым и понятным. А значит, и более закрытым для коррупционных схем».

В чём зло взяток и откатов?

Юрий Белоусов, директор Центра прикладной экономики:

«Проблемы коррупции при госзакупках вытекают не из-за недостатков ФЗ-44. А потому что сложилась такая система госуправления. Разве можно сказать, что именно этот закон стимулирует массовую коррупцию? Нет, конечно.

Поэтому одним только контролем сферы госзакупок или изменением законов коррупцию не победить. Нужен системный подход. Хотя и с точки зрения контроля здесь есть резервы для борьбы с коррупцией. Потому что сегодня при огромном количестве контрактов очень слабый надзор за ними. Например, контрольно-счётные палаты занимаются проверкой уже по факту, когда поезд ушёл и сложно отменить госзакупку. По идее контролировать госзакупки в Пермском крае должны сами жители как собственники бюджета. Но по факту население отстранено от контроля. А депутаты как представители народа не особо этими вопросами занимаются.

Главное зло коррупции ведь не в том, что кто-то берёт взятки. Беда в другом - перестают работать основные законы рыночной экономики. Побеждает не тот, кто делает лучше и дешевле, производит что-то новое или по современным технологиям. Если нет конкуренции и всё решается откатами и взятками, то тебе не помогут ни новые технологии, ни даже низкая цена. Потому что тебя всегда могут выкинуть из конкурса под любым предлогом. Вот в чём зло!»

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Почему в Перми неприятно пахнет?
  2. Выгодно ли включать в трудовой стаж время ухода за детьми?
  3. Как правильно провести Успенский пост?

Совершили ли вы первые платежи за капремонт?