12:43 10/02/2016 Ирина Гилева 0 154

Кто-кто в тереме живёт? Застройщики сносят в Перми памятники архитектуры

Лишь усилиями общественности удалось спасти от сноса здание Речного училища на ул. Матросова. Однако уже половина пермских исторических строений из разряда ценных средовых объектов (ЦСО) исчезла с лица земли.

Торжествующее варварство

Всеми силами пермские краеведы пытались спасти дом, в котором в 1880 г. жил писатель Владимир Короленко. Это было двухэтажное здание с резными наличниками и воротами, украшенными шарами-звёздами. Краеведы предлагали открыть в нём мемориальный музей писателя, но городская администрация проект отвергла. Здание в 2007 г. снесла крупная строительная фирма.

В том же году бизнесмены ради строительства второй очереди «Колизея» снесли дома пермского купца Николая Андриановича Тонченко. Два каменных двухэтажных здания, соединённые тоннелем, были построены в XIX в. и стояли на учёте в краевом Центре охраны памятников. Безжалостно снесли и дом купца Пьянкова в историческом центре Перми, по ул. Пермской, 53, ещё довольно крепкий. Как ни воевали краеведы и общественники, отстоять дом не удалось, и на его месте вырос безликий четырёхэтажный торговый комплекс-уродец.

Такая же судьба постигла и дом купца Шадрина постройки позапрошлого века – его незаконно снесли. На месте особняка  построили опять же безобразный «аквариум».

В минувшем году загорелся двухэтажный полукаменный дом на Пермской, 66, – одна из самых старых сохранившихся построек, памятник истории и культуры. Здесь в 1860 г. открылось первое в Перми женское училище, названное в честь императрицы Марии Александровны Мариинским. В 1993 г. здание признали памятником истории и культуры. Но есть данные, что к нему  уже присматриваются заинтересованные люди. Видимо, чтобы возвести очередную высотку. Не потому ли и случился пожар?

В 2009 г. на торги выставили «Дачу в Лесном уголке» на ул. Кировоградской, 152, – памятник архитектуры. Дом был построен в виде русского теремка и покрыт тончайшей кружевной резьбой. Победителем аукциона стала госпожа Попова. Цена сделки – 19 млн руб. Вскоре после этого теремок сгорел (или подожгли?), а на участке началось строительство таунхаусов. И поднялась же рука на такую красоту! Восстановлением памятника архитектуры по идее должен заняться собственник, но с этим он не спешит.

Один из известных примеров уничтожения памятников архитектуры – здание бывшего Ижевского пивзавода. В 2001 г. новым собственником стало ЗАО «Б.С.Т.», а в 2008 г. компании выдали разрешение на реконструкцию объекта культурного наследия. Как она занималась реконструкцией, мы видим: от здания остались полторы стены, подпёртые рельсами. Теперь дело находится в суде, а памятник архитектуры между тем разрушается на глазах. Наверное, это тоже кому-то нужно?

Престижно, но хлопотно

Владеть старинным зданием – большая ответственность. Так, в 2013 г. Ленинский районный суд оштрафовал на 1 млн руб. владельца объекта культурного наследия «Торговые бани мещанки Кашиной» ОАО «Пермское специальное проектно-конструкторское бюро» за ненадлежащее состояние здания. Компания должна была отреставрировать внутренние помещения, очистить чердак от мусора, отремонтировать помещения цокольного этажа, восстановить фасады.

«Работы частично провели, – сообщила Нина Котельникова, помощник генерального директора общества. – Что касается реставрации,  к ноябрю этого года мы должны закончить проект. Без него двигаться дальше не можем. Конечно, потребуются большие вложения. Здание построено в 1874 г., стоит на подземной р. Медведке, к тому же «врастает» в землю, поэтому всё время ощущается сырость. Необходима дорогостоящая дренажная система. Безусловно, старинные здания украшают город. Но нужно думать и о том, насколько они безопасны для эксплуатации».

Завершилась реконструкция зданий бывшей табачной фабрики «Астра», которые в 2006 г. были выкуплены ЗАО «Ренова-строй-групп». Три бывших торговых пассажа, насчитывающие полтора века, являются памятниками архитектуры.

«Мы, честно говоря, очень волновались за них, – говорит Владимир Гладышев, пермский краевед. – И нам было очень важно выяснить планы г-на Вексельберга. Пассажи, к счастью, сохранили свой исторический облик. Однако теперь мы волнуемся за объект, который находится на территории квартала № 179».

Трёхэтажный кирпичный особняк начала века – здание первой баклаборатории, затем бакинститута – находится под угрозой сноса. А оно связано с жизнью и работой выдающегося учёного Владимира Здравосмыслова. Представители «Реновы» говорят, что историческую аллею они не тронут, но в это слабо верится.

Засилье золотого тельца

«Некоторые застройщики ссылаются на то, что у памятников культурного наследия большой процент износа, – продолжает Владимир Гладышев. – Но ведь так говорили и о доме Грибушина! А теперь этот дом – украшение города. И где те, кто намеревался его снести?»

Кроме попыток сноса старинных зданий есть ещё одна проблема: рядом с ними застройщики возводят высотки, нарушающие целостное восприятие пространства. Причём некоторые архитекторы берутся утверждать, что у нас особенно и нечего портить – пермского стиля как такового не существует.

Владимир Гладышев не согласен.

«Пермский стиль однозначно есть, – считает он.  – Это типичная купеческая застройка  – красивые кирпичные здания с куполами и башенками, с проработанными фасадами и оригинальной лепниной. Кстати, в Екатеринбурге их сохранилось намного больше, чем у нас. Там берегут такие здания, не сносят, хотя строят больше, чем мы. В Перми из 342 домов, входящих в Перечень ценных средовых объектов, 127 уже снесли. Мы боремся с этим варварством, с засильем золотого тельца, но, увы, не всегда успешно».

Комментарии

Денис Галицкий, член Комиссии по землепользованию и застройке Перми:

«В первую очередь нужно навести порядок в документах по охране. В Перми до сих пор не утвердили давно уже разработанные зоны охраны. Всё это создаёт лазейки.

А глобальная проблема – непонимание ценности подлинного исторического объекта. Апофеозом этого является предложение пермских архитекторов «восстановить» Егошихинский медеплавильный завод.

Неужели непонятно, что такая подделка ни одного туриста не заинтересует, ведь нам практически ничего не известно про этот завод, от него абсолютно ничего не осталось. Те, кто покупает памятники архитектуры, не берегут их. Видимо, думают так: если заставят, то восстановим. Инструменты для воздействия на тех, кто уничтожает памятники, в законодательстве есть. Только ими никто не пользуется. Можно и изымать нерадиво содержащиеся памятники и землю. Я обращался в суд по поводу того, что  минкульт не изымает пивзавод, несмотря на многолетнее бездействие собственника по его реставрации. Чиновники отрапортовали суду, что они как раз готовятся к изъятию. Да только воз и ныне там».

Игорь Гладнев, министр культуры Пермского края:

«Законодательство не ограничивает продажу памятников истории и культуры в частную собственность. К сожалению, это не всегда решает вопрос их сохранения, как это произошло с «Дачей в Лесном уголке». Материалы по факту её повреждения неоднократно направляли в ОВД, однако в возбуждении уголовного дела отказали. По факту возгорания здания речного училища выдано предписание о проведении ремонтно-восстановительных работ. В отдел МВД по Карагайскому району направлены материалы о противоправных деяниях в отношении памятника «Дом управляющего заводом». Лица, причинившие вред объекту, обязаны возместить стоимость восстановительных работ.

Но всё-таки уничтожение объектов культурного наследия происходит не массово – это единичные прецеденты. Большинство собственников не только обеспечивают их содержание, но и занимаются реставрацией».

Рамблер.Новости
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Какой режим работы у светомузыкального фонтана в Перми в 2016 году?
  2. Известно ли расписание электричек в Прикамье на 2016 год?
  3. Чем опасно пассивное курение?

Какой сок Вы предпочитаете: натуральный или пакетированный?