Татьяна Плешакова 0 1170

«Мама, верни меня обратно!» Зачем отнимать детей у родителей?

Укрепление семьи провозглашают у нас со всех трибун. Однако на деле нередко происходит обратное.

За первое полугодие 2017 г. в России 18,7 тыс. мам  и пап лишили родительских прав.
За первое полугодие 2017 г. в России 18,7 тыс. мам и пап лишили родительских прав. © / Ирина Якунина / АиФ

Детей изымают из семей по надуманным причинам. Органы опеки действуют по своим сложившимся схемам, не пытаясь по-настоящему разобраться в обстоятельствах.

Самая известная история в прошлом году – разлучение несовершеннолетней с её матерью Натальей К. Судьба самой женщины довольно драматична. Она воспитывалась в Березниковском детском доме, из которого из-за побоев сверст­ников неоднократно сбегала. Мать её жила в Губахе, но из-за асоциального образа жизни её лишили родительских прав.

Подробности непростого дела - в материале «АиФ-Прикамье».

Под вымышленным именем

В 2015 году девушка встретила молодого человека, с которым решила связать свою судьбу. Молодые стали жить в посёлке, в Добрянском районе, где Андрей работал охранником одного из предприятий. Девушка не сообщила будущему супругу обо всех подробностях своей жизни. К примеру, молодой человек не знал, что она уже много лет живёт без документов. Вскоре Наталья забеременела. Когда она попала в краевой перинатальный центр, где в декабре 2015 года родила ребёнка, то вместо своей назвала вымышленную фамилию. На неё поначалу записали и новорождённую.

Перед самым Новым годом маму с девочкой выписали. В тот год в регионе стояли суровые морозы. Дом, в котором жили Андрей и Наталья, за время их отсутствия сильно выстыл. Мужчина в нём давно не жил, потому что уезжал на вахту, а Наталья лежала в больнице. Протопить его долго не удавалось. К тому же за долги энергетики отключили элек­тричество.

Семья поселилась у знакомых. После праздников к ним пришёл педиатр из местной больницы.

«Мы только что вернулись из Перми, ещё ничего не успели сделать по хозяйству, – рассказывала Наталья журналистам. –  Дом был не топлен, еда не приготовлена, на столе стояли три грязных тарелки, воду с колонки ещё не принесли. Мне сказали, что надо срочно лечь в больницу на «социальную койку», иначе ребёнка отберут. 3 января мы уехали в больницу. Оттуда я несколько раз уезжала на суды, чтобы восстановить свои документы, и однажды меня не пустили обратно в больницу. После этого мне несколько раз показывали дочку через окно, но подержать на руках не давали».

Туалет во дворе – повод для изъятия?

В больнице решили, что мама намерена отказаться от ребёнка, поэтому и оставляет его на долгое время. К тому же всплыла старая история: будучи подростком, она сбегала из детдома, потом забеременела и родила ребёнка. У него обнаружили врождённые патологии, и врачи настояли, чтобы несовершеннолетняя мамаша оставила его в больнице.

Терруправление Минсоцразвития направило в суд ходатайство о лишении женщины родительских прав. Первоначально суд принял решение только ограничить их. А ребёнка передали на воспитание опекуну. В постановлении суда говорилось, что если мать не примет меры для исправления ситуации, то через год у неё отберут ребёнка. И вот в ноябре 2017 года суд всё же лишил женщину родительских прав. Хотя за это время Наталья многое сделала, чтобы вернуть домой дочь: восстановила документы, вместе с мужем привела в порядок деревенский дом.

Во время борьбы за своего ребёнка отчаявшаяся молодая мама обратилась за помощью к правозащитникам, а те передали дело в профильную организацию – Пермское отделение Родительского всероссийского сопротивления (РВС). Там провели собственное расследование и выявили, что обвинения в адрес Натальи бездоказательны. Органы опеки убеждали суд, что в благоустроенной квартире опекуна ребёнку будет комфортнее, чем в деревенском доме родных родителей. Но тогда можно отбирать детей у всех жителей неблагоустроенных домов!

Да, женщина оказалась в трудных жизненных обстоятель­ствах. Ей нужна была помощь, в том числе материальная. Кстати, услуги юриста в суде оплатил Наталье Православный правозащитный аналитический центр. Там же оказали женщине материальную помощь. А ведомство, которое, по сути, должно помогать, настроено отобрать у женщины дочь.

Да, в прошлом Наталья оставила ребёнка в больнице. Но она была тогда ещё подростком, за неё отвечали её законные представители – сотрудники детского дома. С того времени женщина повзрослела и намерена сама строить свою жизнь.

Правда, решение суда пока ещё не вступило в законную силу. Правозащитники и представители РВС хотят и дальше отстаивать интересы женщины. По их мнению, государственные органы и учреждения, призванные защищать интересы родителей, ущемляют их права. А это не что иное, как западный образец ювенальной системы, с помощью которой её сторонники разрушают институт семьи у нас.

Ночные кошмары

Подобная история произошла недавно с другой женщиной – Натальей Д. из другого города Пермского края. Она одна воспитывала двух сыновей – трёх и четырнадцати лет. Муж ушёл из семьи и детям своим не помогал. У Натальи была своя парикмахерская. Но однажды произошёл несчастный случай – женщина сломала ногу. Несколько месяцев ей пришлось лечиться, а собственное предприятие – закрыть.

Наталья начала работать по найму, и денег хватало, чтобы прокормить детей. Однако органы опеки, прослышав про несчастья женщины, решили ей помочь. Но не материально, как следовало бы ожидать. Они вышли в суд с ходатайством… о лишении женщины родительских прав. Как и в случае с Натальей К., суд поначалу ограничил её в правах. Оформили опекунство на бабушку, а потом старшего сына изъяли из семьи и отправили к новым опекунам в глухую деревню, куда даже автобусы не ходили. Вернуть мальчика удалось только после обращения в полицию. Юноша рассказал, что его приёмные родители были почти постоянно пьяными. Но органы опеки на это обстоятельство не обратили внимание. Напротив, они обвинили в пьянстве саму Наталью Д. На суде они не предоставили никаких доказательств этому. Сказали только, что так говорят соседи.

Вскоре женщину полностью лишили родительских прав, а детей переселили ещё дальше – в многодетную семью. Старший мальчик заболел там пневмонией, но его не отправили в больницу. Через суд матери с трудом удалось вернуть детей домой. Они получили душевную травму, и теперь младший сын часто по ночам кричит, плачет. Ему снятся кошмары, что его разлучили с мамой.

История этих двух женщин, как и других, у которых органы опеки по спорным причинам отняли детей, печальна и даже трагична. Дочь Натальи К. уже подросла в приёмной семье и привыкла к новой маме. Если родная мать добьётся возвращения, передача ребёнка будет болезненной. Дети другой Натальи тоже получили душевные травмы. Почему же органы опеки не пытаются изначально вникнуть в ситуацию, а действуют формально? Почему не думают  о сохранении кровной семьи, а руководствуются лишь инструкциями?

Наталья Д. никак не может понять, почему этот дикий случай произошёл именно с ней. Она знает в своём городе неблагополучные семьи, в которых детям просто опасно жить. Но органы опеки их как будто не замечают.

Всё объясняется очень просто: дети из пьющих семей не пользуются у приёмных родителей спросом. Ведь труд опекунов оплачивается из бюджета государства, а простые семьи никакой поддержки не имеют. Это может стать поводом для  коррупционных действий.

Доверился бумагам

Ситуацию разлучения Натальи К. с ребёнком мы попросили прокомментировать бывшего уполномоченного по правам детей в Пермском крае Павла Микова. Через свою пресс-службу он ответил отказом, мотивируя тем, что суд уже принял решение о лишении женщины родительских прав, и он не может комментировать решение суда.

Однако ещё во время расследования дела Павел Миков широко обсуждал эту историю в прессе. Так, в нескольких изданиях появилось его утверждение, что Наталья на второй день после рождения ребёнка (в декабре 2015 года) оставила его в роддоме. Новорождённая девочка, по сведениям экс-омбудсмена, поступила в Центр помощи детям как оставшаяся без попечения родителей. Полтора года  мать якобы не интересовалась судьбой дочери и не принимала никаких мер по её возврату в семью. Также омбудсмен утверждал, что мать девочки злоупотребляет алкоголем.

Конечно, все эти позиции Павел Владимирович не сам придумал. Он основывался на справках из официальных организаций. Но при этом он утверждал, что провёл тщательную проверку этой ситуации. А на деле – доверился бумажкам.

Наталья К. возмутилась высказываниями омбудсмена. И сейчас намерена в суде оспорить всё это. Но в первую очередь она будет судиться за возвращение ре­бёнка.

Сделали всё правильно

И. о. заместителя министра социального развития Пермского края Надежда Подьянова:

«Наталья К. родила дочь в декабре 2015 года. Записала её на другую фамилию. Документов при себе у неё не было. В январе 2016 года она приехала в посёлок Добрянского района, где проживала с гражданским мужем. Маме с ребёнком предложили лечь в больницу для поддер­жания здоровья её и ребёнка. 11 января Наталья вместе с дочерью приехала в больницу. 13 января она ушла, оставив ребёнка, о чем составлен акт. Органы опеки и попечительства разыскали женщину, предложили ей помощь в восстановлении документов, помогли через суд признать настоящую фамилию ребёнка.

До апреля 2016 года дочь Натальи находилась в больнице. Попыток забрать ребёнка мать не предпринимала, здоровьем не  интересовалась. Затем девочку поместили в Центр помощи детям, где она находилась по август 2017 года, то есть полтора года. За это время Наталья не интересовалась судьбой дочери и не принимала никаких мер по её возврату в семью, поэтому в декабре 2016 года суд ограничил женщину в родительских правах.

Наталья К. и её муж Андрей не создали подходящих условий для воспитания ребёнка. Об этом же сообщают и в отделе МВД России по Добрянскому району. В справке-характеристике семьи написали, что Наталья и её сожитель злоупотребляют спиртными напитками, поэтому часто у них происходят бытовые скандалы. Материальная обеспеченность в семье ниже среднего.

В ноябре 2017 года суд лишил Наталью К. родительских прав». 

Дети по заказу

Сотрудник Пермского регионального правозащитного центра Роман Юшков:

«Историю Натальи К. можно назвать произволом государ­ственных органов – краевого министерства социального развития и полиции. Полиция послала в суд справку о том, что родители девочки пьянствуют, не предоставив никаких доказательств. Социальный педагог, работающий с семьёй, напротив, утверждает, что Наталья и её гражданский муж не злоупотребляют спиртными напитками. Бывший уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков заявил, что семья у женщины бедная и неблагополучная. Это циничный аргумент. Если следовать его логике, то давайте будем забирать детей из бедных узбекских семей и передавать на воспитание в богатые арабские семьи.

Ребёнка можно изъять из семьи только в том случае, если ему грозит убийство или изнасилование. Во всех других ситуациях его нельзя вырывать из кровной семьи. В том же Добрянском районе живёт целый слой маргиналов, где родители пьют и не занимаются воспитанием своих детей. Но эти семьи органы опеки и полиция не трогают. Почему? Потому что на таких детей нет заказа. Ведь изъятых детей отдают в приёмные семьи или опекунам. И за это государство платит им деньги. И в нашем крае, который числится передовым по внедрению ювенальных технологий, это широко распространено».

Это лицемерие чиновников

Председатель Пермского отделения Родительского всероссийского сопротивления (РВС) Алексей Мазуров:

«Сегодня у нас сложилась практика, когда социальные и иные службы работают не по российским законам, а на основе инструкций, регламентов, методичек и прочей беллетристики. Это происходит, в том числе, из-за того, что в стране при помощи различных НКО создали систему, формирующую интерес соцслужб к изъятию детей из родных семей и помещению их в семьи приёмные, замещающие или подобные им. Вектор формирования этого задала «Национальная стратегия в интересах детей на 2012-2017 гг.», принятая в России.

Декларируемым принципом работы подразделений краевого Министерства соцразвития является сохранение родной семьи. Каждый раз, когда разговариваешь с некоторыми сотрудниками ведомства и других социальных служб, они едва ли не бьют себя в грудь, выражая приверженность данному принципу. Уже более четырёх лет занимаюсь расследованиями ювенальных дел и зачастую не вижу в этих высказываниях ничего, кроме лицемерия. Так было и на судебных заседаниях по делу Натальи К., на которых представители терруправления Минсоцразвития заявляли, что они сделали всё возможное для сохранения семьи, а женщина сама не захотела ребёнка возвращать. Но на деле всё с точностью до наоборот. Социально незащищённой матери и её ребёнку уже с первых дней пребывания на «социальной койке» подписали приговор: разлучить».

Родители всегда виноваты

Адвокат семейного права Людмила Меновщикова:

«С ситуацией, как у Натальи К., я столкнулась года два назад.

Ко мне обратилась многодетная мать из Перми. Она родила восьмого ребёнка. Он был недоношенным, и его на время оставили в больнице. Мать часто отлучалась домой, потому что у неё там в буквальном смысле были семеро по лавкам. И в больнице решили, что женщина хочет оставить ребёнка. Когда настало время его забирать, медики не хотели его отдавать матери без справки из органов опеки. Известно, что в Пермском крае действует Порядок взаимодействия органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений. Поэтому врачи обязаны сообщать в полицию обо всех случаях, вызывающих подозрение. В этом Порядке заложено так много формальных моментов, что придраться можно буквально к каждой семье. Подозрение может вызвать и мать-одиночка, и женщина, проживающая с ребёнком в неблагоустроенном жилье, и семья, попавшая в трудную жизненную ситуацию. Утверждала этот Порядок краевая Комиссия по делам несовершеннолетних. Но это не законодательный орган. Порядок декларирует презумпцию вины родителей. Им надо постоянно доказывать свою невиновность. Это противоречит общим юридическим принципам. Я тогда работала в правоохранительных органах и понимала, что с принятием такого документа будут нарушены права законных представителей детей. Пробовала выступать против его принятия, но меня не услышали. Думаю, сейчас пора пересматривать этот документ». 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Что означает класс энергоэффективности жилого дома?
  2. Кому повысят стипендии?
  3. Как соблюдать рождественский пост?

Ощущаете ли вы на себе кризис?