aif.ru counter
Анна Калинина 370

«Плакали, когда умирали мальчишки». Воспоминания сотрудницы эвакогоспиталя

К 75-летию со дня снятия блокады Ленинграда.

Некоторые умирали, так и не насытив организм едой.
Некоторые умирали, так и не насытив организм едой. © / ГКБУ «Коми-Пермяцкий окружной государственный архив»

В годы Великой Отечественной войны Пермский край (тогда Молотовская область) принял сотни тысяч эвакуированных ленинградцев. Несмотря на то что местные жители голодали, они всячески старались помочь прибывшим.

Воспоминания работницы пермского госпиталя, куда привозили эвакуированных из блокадного Ленинграда, - в материале «АиФ-Прикамье».

Скелеты в форме

«О Дороге жизни я узнала, когда в наш госпиталь привезли не раненых, но совершенно неподвижных людей – скелетов. На носилках лежали в военном обмундировании дети – мальчишки 14-15 лет (суворовцы или нахимовцы). С носилок мы брали их на руки и опускали в ванну с тёплой водой. Некоторые, а их было четверо, на моих руках умерли. Кожа, особенно нижняя часть туловища, была покрыта сплошной коростой. От поносов, пролежней и вшей. Мы плакали, когда, доехав до Урала, мальчики погибали на наших руках».

Так писала в воспоминаниях об эвакуированных жителях блокадного Ленинграда и бойцах Советской армии, раненых при обороне города, которые лечились в госпиталях Молотова (Перми), Муза Леонидовна Ворон. В годы войны она работала в госпитале № 5938, располагавшемся в м/р Висим в здании школы (Государственный архив ПК. Ф. р-1696. Оп. 1. Д. 625).

«Окрепшие ребята потом рассказывали: от Ленинграда до Молотова их везли поездом, в вагонах было очень тесно, кто-то умирал. Не хватало воздуха, стояла вонь от умерших. Те, у кого были силы, выкидывали умерших, – писала Муза Ворон дальше. – Помню, привезли к нам 27 моряков-пехотинцев. Это были скелеты, одетые в чёрную морскую форму… Единственное, что у них было ещё в силе, – это глотка – голос. Они требовали, чтобы их не разлучали. И, когда подходили к носилкам какого-то моряка, чтобы переправить в другой госпиталь, они кричали: «Полундра!» Рослые, красивые парни, почти недвижимые. Рёбра, обтянутые кожей, большие лбы и огромные голодные глаза. Боже! Эти глаза я на всю жизнь запомнила. Я была медсестрой в этой палате. Надо было кормить, а это риск: еда была не очень пригодна для кормления таких дистрофиков. Но всё-таки питание им было обеспечено. Тяжело было видеть мольбу в глазах: «Дай еды!» Мы уговаривали моряков, чтобы они потерпели до следующего кормления. Разумом они понимали необходимость этого. Из них умерли двое, так и не насытив организм едой… Были и гражданские блокадники с тяжёлой дистрофией. Они лежали в гражданских больницах, где тоже не все выживали. Я видела рано утром, как в пищеблок Грачёвской больницы зашёл один из блокадников – инженер. Он съел картофельные очистки из ведра и умер. Ему было 40 лет».

Стакан чая и ворошиловская каша

Эвакуация населения из Ленинграда началась 29 июня и продолжалась до 6 сентября 1941 г. За это время в восточные регионы Советского Союза эвакуировали 706 283 человека – это почти 22 % населения Ленинграда. Такие цифры приводит в статье к. и. н., доцент кафедры государ­ственного управления и истории ПНИПУ Михаил Нечаев.

В годы войны Пермский край (тогда Молотовская обл.) принял сотни тысяч эвакуированных ленинградцев. Несмотря на то что местные жители голодали, они всячески старались помочь прибывшим.

«Голод пермяки переносили стойко и мужественно. И делились чем могли, – пишет в воспоминаниях о том времени Муза Ворон. – Голодали все медработники в госпиталях, падали в обморок. Стакан сладкого чая приводил в сознание, ведь нельзя распускаться: от тебя ждут помощи раненые. На одного врача было 100-120 раненых. Хирурги не отходили от операционного стола по 8-10 часов. Теряли сознание на миг – и вновь требовали от себя: выдержать. Особенно тяжёлыми были зима – весна 1942 г. В госпитале № 3148 на территории Грачёвской больницы был морг. Туда привозили умерших, в том числе рабочих завода им. Молотова, которые умерли у станка. Только весной 1943 г. с приездом Ворошилова было увеличено питание рабочих завода. «Ворошиловская каша» спасла тогда жизнь многих: 600 г каши, выносить которую не разрешали, давали каждому рабочему. На заводе перестали умирать от голода».

СПРАВКА
В Нытвенский район эвакуированные из Ленинграда стали прибывать с июля 1941 года. Во второй половине 1942 года Ленинград занимал восьмое место по количеству эвакуированных и размещённых людей в Молотовской (Пермской) области. Всего за время войны пермский эвакопункт обслужил 1382 эшелона с эвакуированными – почти 1 млн 416 тысяч человек, в том числе более 379 тысяч ленинградцев. Приток эвакуированных из Ленинграда в Молотовскую область происходил главным образом за счёт эвакуированных детских учреждений, в том числе интерната для детей ленинградских писателей. Всего в Молотовскую область было перебазировано 243 дет­ских учреждения, в которых воспитывалась почти 21 тысяча детей, эвакуированных из прифронтовых районов.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Можно ли поставить двухметровый забор на участке?
  2. Почему плату за вывоз мусора в Перми начисляют за квадратный метр?
  3. За какую теплицу нужно платить налог?
  4. Дачную амнистию продлили?
  5. Какие дороги перекроют в Перми 1 мая?
  6. Какие пистики съедобные?
Готовы ли Вы приютить беженцев с Украины?