aif.ru counter
Алёна Овчинникова 1 66

Стены краской не испортишь? Как из вандала вырастить художника-граффитиста

Что грозит уличным художникам и как бороться с тегами на стенах?

Рисунки в городе – на любых доступных местах: заборах, фасадах, жалюзи магазинов.
Рисунки в городе – на любых доступных местах: заборах, фасадах, жалюзи магазинов. © / АиФ

Если посмотреть вокруг внимательней, то можно увидеть, что большая часть зданий в Перми на высоте человеческого роста расписана всевозможными надписями, текстами и тегами. Увы, далеко не всегда высокохудожественными.

С этой ситуацией пытаются бороться полиция, чиновники и коммунальщики: они закрашивают стены, находят и штрафуют нарушителей. Однако субкультура граффити, словно многоголовая гидра, всё равно побеждает. Не успевают рабочие закрасить стену, как вскоре на ней красуются новые надписи, сделанные баллончиком с краской.

Искусство это или вандализм? Разбираемся вместе с экспертами.

Холст – вся улица

Граффити появилось в России в начале 2000-х и вскоре из обычных надписей на стене выросло в целое направление в искусстве. Оно почти всегда считалось нелегальным, ведь за «вандализм» или «хулиганство» можно получить штраф или даже арест на срок до трёх месяцев.

Поэтому «на дело» граффитисты чаще всего выходят ночью, когда все спят. Бывает, что даже родители поначалу не знают, чем занимается их сын или дочь-подросток. Результат творчества этих «художников» оценивают утром горожане.

«Однажды я проснулся, выглянул в окно и обомлел: на опоре мостового перехода Старцева – Ива красовалось огромное скорбное чёрно-белое лицо, – рассказал житель микрорайона Садового Андрей К. – И я с ужасом представил, что теперь каждый раз я буду это видеть, выглядывая из окна своей квартиры. Благо нашёлся добрый человек и закрасил все эти художества».

А бывает, что результат творчества граффитистов искренне радует пермяков, как, например, рисунок девушки на доме № 34 по ул. Тимирязева. Это граффити пользователи соцсетей почти единодушно прокомментировали фразами «Классно», «Круто», «Наконец-то наши художники научились рисовать!».

Надписи и рисунки на городских улицах появляются в любое время года: граффитистов не пугают ни дождь, ни холод, ни перспектива обморозить на ветру пальцы, ни испачканная краской одежда. Если сегодня у них есть что сказать миру – ждать подходящего случая они не станут. Хол­стом может стать всё, что угодно: заборы, электрички, стены домов, опоры мостов, трансформаторные будки и гаражи.

Естественно, в данном вопросе стоит разделять стрит-арт и уличное хулиганство с кистью, баллончиком или маркером в руках. Порой проба пера последних – это нелепая почеркушка. Особенно обидно, когда она появляется на только что окрашенной стене. Причём, если хулигана не найдут, бремя восстановления ляжет на собственника здания.

За Есенина – в участок

А если говорить о граффити как таковом, то многие работы пермских художников стали настоящими достопримечательностями города: Крошка Ши, портрет Василия Каменского, «Семейные ценности», Есенин.

О том, как рисовал любимого пермяками Есенина, рассказал в документальном фильме «В открытую» сам автор граффити Александр Жунёв. Фильм о жизни и работе граффитистов снимали в России на протяжении шести лет. Он вышел в свет в прошлом году. Работа приоткрыла дверь в закулисье стрит-арта и рассказала о людях, которые чаще всего предпочитают оставаться в тени.

«Вроде хочешь украсить город, а к тебе относятся как к преступнику, – рассказал съёмочной группе Александр Жунёв. – Я заканчивал своего Есенина, собирал верёвки и уже спускался вниз, когда ко мне подошли двое полицейских: «Ты чего здесь делаешь?» – «Картину рисую».

Жунёва не задержали только потому, что свой знаменитый стрит-арт он рисовал не баллончиками, а фасадной краской. А в те времена существовало мнение, что если ты баллончиком рисуешь, то ты вандал, а если краской – то нет.

Кстати, граффити – занятие далеко не из дешёвых: в среднем один баллончик аэрозольной краски стоит от 200 до 500 руб. А на одну работу может уйти не один десяток баллонов разного цвета. Поэтому в большинстве случаев граффити – это хобби. Люди ещё где-то работают, а в свободное время занимаются рисованием на стенах, ведь день­ги нужны не только на краску, но и на жизнь. Часто граффитисты – с художественным или архитектурным образованием, дизайнеры или фотографы.

Запретить нельзя разрешить

Альтернативой для уличных художников стали различные фестивали. С одной стороны, это позволило собираться в одном месте, знакомиться, общаться, творить. С другой – появились те, кто считает, что когда всё легально (тебе предоставляют краску, дают в распоряжение стену, кормят и даже охраняют), этот процесс сразу же перестаёт быть граффити.

«Да, в целом граффити воспринимается как вандализм, – считает арт-директор музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева. – Но поскольку граффити-культура держится на энергии протеста, запретами и штрафами проблему не решить, нужно создавать ситуации для его легализации. Во-первых, это приводит к повышению качества. Одно дело, когда ты создаёшь рисунок ночью в течение нескольких минут. И совсем другое, когда у тебя есть возможность спокойно его проработать. Во-вторых, легальная работа является своеобразным социальным лифтом для этих ребят. Они переходят из статуса вандала-анонима в статус художника, у которого в перспективе могут появиться заказчики».

Пермский фестиваль «Длинные истории» явился одной из форм поддержки этой субкультуры. Он даёт возможность граффитчикам делать масштабные проекты легально, помогает открывать новые имена и создает условия для более масштабных и проработанных проектов. Все это значительно улучшает качество городской среды.

«В Берлине есть квартал Кройцберг, где нелегальным граффити заполнены целые улицы в несколько этажей, – продолжает Наиля Аллахвердиева. – Это многослойная история, которая постоянно пополняется и создает атмосферу невероятной свободы.  Все это перемешано с ресторанами, галереями и дизайнерскими магазинами, куда любят приезжать туристы. В Перми нет такой легальной зоны, поэтому граффити распространяется по всему городу в виде бесконечных тегов, заполняющих любые доступные пустоты – заборы, фасады, жалюзи магазинов».

В распространении граффити есть и положительные аспекты: активность граффити-культуры является индикатором того, что в городе много молодёжи, и она активна. Проблема, что некоторые смотрят и не видят в графити ничего, кроме негатива. А там есть и энергия, и красота. Чтобы это видеть и понимать, нужно изучать явление. Большое количество выставок уличного искусства, книги, фильмы, созданные за последние несколько лет в России оказывают очень большую поддержку этой субкультуре, меняют отношение к ней.

Все подростки из благополучных семей

Начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Пермскому краю Татьяна Авдюкова:

«Лиц, причастных к порче зданий и другого имущества граффити, устанавливают сотрудники полиции, в том числе и с помощью камер видеонаблюдения. Чтобы предупредить подобные правонарушения, полицей­ские выходят в рейды в ночное время. По нашим наблюдениям, в противоправных деяниях в основном участвуют подрост­ки из благополучных семей, с положительными характеристиками с места работы или учёбы. Просто таким образом они пытаются самовыразиться. С несовершеннолетних, разрисовывающих здания граффити, берут штрафы – до 2,5 тыс. руб. В случае, если подросток не достиг возраста административной ответственности, меры воздей­ствия применяют в отношении его родителей (законных представителей). Вдобавок взрослые, которые позволили своим детям до 18 лет находиться в местах, где могут причинить вред их здоровью, физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию, да ещё в ночное время, несут административную ответственность».

Наказываем по максимуму

Первый заместитель главы администрации Ленинского района Перми Александр Власов:

«Каждый фасад имеет свой колерный паспорт и должен соответствовать ему. Обязанность по контролю лежит на администрациях районов. Если на стене здания появляется граффити, то либо собственника здания, либо того, кто нанёс эти надписи, наказывают административным штрафом. Размер штрафа прописан в статье 6.3 Закона Пермского края об административных нарушениях. Суммы – от одной до четырёх тысяч рублей на физлиц, 2,5-7 тыс. руб. – на должностных лиц и от 10 до 25 тыс. руб. – на юридических лиц. У нас нет полномочий, чтобы поймать за руку самого художника-граффитиста. Этим занимается полиция. Потом присылают материалы проверки к нам, и специальная комиссия при районной администрации назначает нарушителю штраф. Чаще всего максимальный – четыре тысячи рублей. Нередко он несопоставим с теми суммами, которые приходится тратить потом на закрашивание граффити».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Сергей
    |
    16:32
    07.11.2018
    0
    +
    -
    Не зря я уехал жить из серой и размалёванной Перми в другой город, где власти не допускают такого вандализма. Как приятно видеть чистые фасады и заборы, чувствуешь исключительно позитив от окружающей среды, а не отвращение от чьих-то "заборных самовыражений" и наглой порчи чужого имущества. И все эти сказки про поимку и наказание пакостных подростков - не более чем отмазка от бессилия и апатии местной власти к внешнему облику города. Неудивительно, если даже здания пермских администраций нередко малюются и постоянно закрашиваются заплатами. Какая-то странная культурная ориентация в Перми, упорно строящаяся на грязи и скандалах. И с каждым днём ситуация только хуже... .
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Кому положен перерасчёт пенсии?
  2. Кто получит повышенную стипендию?
  3. Как правильно охотнику оформить зверя?

Часто ли в магазинах Вам попадается некачественная продукция?